«ЧУШЬ» ОСУЖДЕНА МОРАЛЬЮ: ONLINER ТРУСЛИВО ПРАВИТ НАПИСАННОЕ, SKYWAY CПАСАЕТ ПЛАНЕТУ

ЧУШЬ-ОСУЖДЕНА-МОРАЛЬЮ-ONLINER-ТРУСЛИВО-ПРАВИТ-НАПИСАННОЕ-SKYWAY-CПАСАЕТ-ПЛАНЕТУ

«ЧУШЬ» ОСУЖДЕНА МОРАЛЬЮ: ONLINER ТРУСЛИВО ПРАВИТ НАПИСАННОЕ, SKYWAY CПАСАЕТ ПЛАНЕТУ

«Самое обидное, что в информационной войне проигрывает тот, кто говорит правду. Говорящий правду ограничен только ей. Лжец может говорить что угодно».

Роберт Шекли.

Скандальная статья г-на Сидоровича

Как мы уже сообщали, 7 июня 2017 г. завершился суд по иску к ООО «Онлайнер» о защите чести, достоинства и деловой репутации генерального конструктора ЗАО «Струнные технологии» (проектной организации, занимающейся созданием инновационных транспортных систем SkyWay) Анатолия Юницкого. Рассмотрению подлежала статья г-на Сидоровича ««Илон Маск – чушь собачья, несите деньги мне». Белорус основал „компанию на $400 млрд“ и строит под Минском „сверхскоростной“ Sky Way». Несмотря на убеждённость истца и всего коллектива ЗАО «Струнные технологии», отправившего открытое письмо в Министерство информации Республики Беларусь, в неприкрытой тенденциозности данной публикации, грубо искажающей факты и наносящей ущерб репутации компании, одновременно ставя под вопрос профессиональную компетентность сотрудников, решением суда в иске было отказано.

Как расценивать данный (пусть и пока промежуточный) итог? Как поражение, как хотел бы подать это в очередном опусе (знавший о решении заранее и уже подготовивший этот материал) «Онлайнер»?

Мы — белорусы, мирные люди. Почему суды жалеют журналистов, которые ищут дешёвой славы?

Ответ не столь однозначен. Информация для размышления:

В РБ, насколько это нам известно, не было пока прецедентов в судебной истории, чтобы подобный иск к СМИ был удовлетворён. По этой причине несколько самых уважаемых адвокатских контор республики (не будем их называть, дабы не портить их репутацию) побоялись даже браться за это дело, и нам посоветовали не ввязываться в него.

Несмотря на предоставленные суду свидетельства признания технологии SkyWay на самом высоком уровне государством, СМИ, а также наукой (включая письмо за подписью председателя Президиума НАН Беларуси В. Г. Гусакова, адресованное Президенту страны, сюжет передачи НТВ «Чудо техники» и т. д.), суд совершенно не принял их во внимание (возможно, в силу их слишком явной очевидности), но предпочёл сосредоточиться на чисто языковых аспектах данной публикации. Поэтому мы тоже не будем отягощать вас оказавшимися второстепенными подробностями, и остановимся на них же.

Адвокат ответчика построил свою работу вокруг ст. 153 Гражданского кодекса Республики Беларусь, из которого следует, что лицо вправе требовать опровержения сведений, только если такие сведения распространены в отношении него лично. Отсюда ключевым тезисом защиты был следующий: сведения, указанные истцом в исковом заявлении, не могут быть признаны порочащими и не соответствующими действительности, поскольку в большинстве случаев не касаются истца, соответствуют действительности и не являются порочащими, а частично являются не утверждениями о факте, а выражением своего мнения, право на высказывание которого гарантировано Конституцией Республики Беларусь и Законом Республики Беларусь «О средствах массовой информации».

Впоследствии, как вы уже знаете, подтверждения состоятельности технологии и законности способов финансирования проекта SkyWay (т. е. доказательства несоответствия действительности сведений, распространённых в статье «Онлайнера»), предоставленные истцом, были по каким-то причинам практически проигнорированы, и суд постановил назначить филологическую экспертизу текста на предмет возможности отнести их к недостоверным и порочащим истца сведениям по остальным указанным выше критериям.

Суд. Как развивались события

Сторонами были представлены кандидатуры специалистов в области филологии, которые дали прямо противоположную оценку анализируемому материалу. По этой причине суд постановил назначить новую экспертизу, при этом истец предложил нового специалиста, ответчик же либо не смог найти такового, либо по одному ему известным причинам, о которых мы можем только догадываться, даже не стал по этому поводу беспокоиться.

В попытке получить выгодное ему заключение эксперта (что ему в итоге удалось) «Онлайнер» прибег к подтасовке: своему филологу они дали на исследование уже «подчищенный» вариант статьи, где из заголовка были убраны кавычки. Когда в суде это всё-таки выяснилось, пришлось делать перерыв, чтобы эксперт смог (точнее, смогла) сформулировать хоть какое-нибудь мнение на сей счёт. Утверждение эксперта нас потрясло – в кавычки, по её мнению, – можно объединять сокращённую прямую речь говорящего и пересказ того, что интервьюируемый мог бы сказать по мнению журналиста (речь идёт о первоначальном варианте заголовка без последующего заметания следов)! Не удивительно, что подобная экспертиза вошла в противоречие с альтернативной, вызвала у присутствующих шок и повлекла необходимость поиска ещё одного филолога, что отложило ведение разбирательства на пару месяцев.

Третий специалист вновь занял позицию истца, но адвокат ответчика (сам автор статьи в суде не присутствовал) «зацепился» за чисто формальный повод, неправильное оформление экспертного заключения, и то, что эксперт по сути не ответил на один из вопросов, ибо неверно истолковал его. «Какое из высказываний относится к Юницкому?» было им понято как «Какое из высказываний произнёс сам Юницкий?», хотя подразумевалось «Какое из высказываний затрагивает Юницкого лично?»

Так случилось, ибо высокий суд во время постановки задачи не потрудился объяснить филологу данный (действительно неоднозначный) вопрос, а сторонам общаться с экспертом во время подготовки заключения вообще запрещено, поэтому мы, как люди законопослушные, не могли этого сделать. Отсюда и результат суда первой инстанции, вынесенный в эпиграф данной статьи. Суд постановил отказать Анатолию Юницкому в иске на основании одного мнения против двух в его пользу. Причём сделано это было даже после того, как в суде неоднократно звучали доказательства подтасовок со стороны «Онлайнера» – помимо уже упоминавшихся убранных кавычек даже филолог, высказавшаяся в пользу ответчика, не смогла не признать сей факт: «В том случае, если предложение «Илон Маск – чушь собачья, несите деньги мне» заключено в кавычки, речь идёт о приписывании человеку фразы, которую он фактически не произносил».

И вот именно на этом мнении, как впоследствии оказалось, и было основано решение суда, которое мы не берёмся комментировать, но выражаем надежду, что суд высшей инстанции вынесет справедливое решение.

Итак, вспоминаем вопрос в начале статьи: является ли имеющийся результат поражением?

Сюр. Цитаты человека в роли эксперта

С первых слов подтверждается, что эксперт не имела процессуального статуса, в чём она и признаётся: «Я давала (факультативное) заключение, когда не была введена в процесс в качестве специалиста».

Лингвистические действия далее разворачиваются стремительно и драматично, ближе к фарсу.

«Похоже, что это скриншот статьи», – начинает свою речь с глубокого понимания современной лексики «эксперт», затем начинает идти «По списку слов, ой высказываний, в исковом заявлении». Когда удаётся остановиться в суждении о том, чем слова отличаются от высказываний, начинается их перечисление.

«Мнение автора выражено в следующих фрагментах … «к сожалению, намного больше у двух компаний общего» … «к сожалению» это и есть маркер мнения. Я согласна с тем, что это не нейтральное высказывание, но если мы посмотрим по структуре материала, то после того, как эээ эта фраза опубликована идёт… эээ *задыхаясь*… далее в материале…излагается аргументы для такой оценки…», – с трудом увязывая мысли с падежами завершает очередную «мысль» в оправдание акулы пера «эксперт», лишний раз подчеркивая и констатируя предвзятость г-на Сидоровича.

«Всё это, значит, то есть кроме в общем-то неположительных и даже не нейтральной оценки вот это мнение, даже если оно негативное, оно аргументированно», – пытается оправдать прыть г-на Сидоровича «эксперт».

«В данном случае печатный текст. Процесс восприятия. Я. Читаю статью. Я. Могу дойдя до определённого фрагмента вернуться обратно. Значит я могу…эээ…значит допустим прочитав первый, второй, третий абзац подумать, а с чего они это взяли и дочитать статью всё-таки до конца и вернуться опять к высказыванию. То есть это идёт у нас я бы сказала так, параллельное восприятие», — поражает присутствующих «эксперт». Вот так, «параллельное восприятие».

Апофеоз обсуждения «чуши» из заголовка скандальной статьи неминуем. Оказывается, раз это не газета, то правила журналистской этики г-ну Сидоровичу не писаны:

«Конечно, если бы этот заголовок, сразу скажу, был бы где-то в печатном издании в рубрике «анонсы» и именно с фотографией Юницкого без текста и без возможностей моментального доступа к этому тексту, то может быть это и была и был смысл какой-то вот такой двусмысленности некрасивой. Но в данном случае речь идёт именно о статье и с мотивировкой этого заголовка я как читатель могу ознакомиться немедленно».

Но даже не смотря на ретроградный взгляд и разность подхода к разным медиа, заключение человека, выступающего в роли эксперта, однозначно: «То есть в данном случае речь идёт если с кавычками о приписывании фразы стилистически очень неоднозначной».

А теперь серьёзно. Ответы и факты

Здесь показательны ещё пару цитат, первая из которых относится к сравнению SkyWay с Kairos. Отвечая на вопрос, является ли распространённая информация утверждением, либо личным мнением автора, филолог, предложенный защитой «Онлайнера», говорит: «В статье раскрывается причина, почему автор решил, что у компании … по каким-то причинам он решил, что у компаний много общего. Вот. Ну это вот ну это тем не менее именно мнение, это не утверждение о конкретном факте. … Здесь факта нет, есть мнение».

От адвоката же ответчика самым часто встречающимся высказыванием на суде было: «Фраза… (далее следует большая часть рассматриваемых фрагментов текста) является оценочным суждением, мнением автора, которое не может опровергаться в порядке ст. 153 Гражданского кодекса Республики Беларусь».

Таким образом, своим решением суд подтвердил, что не то, что сведений, но даже каких-либо утверждений в статье «Онлайнера» не содержится. Она состоит исключительно из оценочных суждений и мнений автора.

Ответ на риторический вопрос очевиден! Какие ещё выводы можно сделать по итогам данного судебного решения?

– Можно обращаться за советами к специалистам, выслушивать их, и впоследствии принимать сторону меньшинства.

– Также позволительно публиковать фото человека, писать рядом «Возможно, он вор», и это будет оценено как мнение, личное оценочное суждение.

Повторимся: это не Юницкий проиграл суд, а «Онлайнер» отбился от его иска. Пока…

Мы совсем не удивлены подобным исходом, ибо нет пока прецедента положительных решений по подобным искам в нашей стране, тем более, что процесс шёл там, где ответчик до сих пор не проиграл ни одного подобного дела. Пришло время более высоких инстанций. Всё только начинается.

Юницкий не терпит компромиссов ни в работе, ни в защите своей чести и достоинства. Первым обстоятельством, помимо прочих, объясняется тот факт, что на воплощение своих идей у него ушло целых 40 лет, а вторым тот, что несмотря на отсутствие прецедентов в пользу подачи подобного иска и многочисленные советы не ввязываться в это дело, он решил поступить так, как считает должным. И будь, что будет!

Не всем это понятно? Так он и не все. Юницкий сам создаёт прецеденты. Он – первопроходец во всём. Он – человек, которого поражения, тем более временные, лишь закаляют. Ибо он – боец!

Вячеслав Евтух

Специалист отдела маркетинга международной группы компаний SkyWay

Хотите узнать условия участия в проекте?

   ОТПРАВИТЬ ЗАПРОС



Отправить ответ

Уведомлять меня о:

Сортировать по::   новые | старые | голоса
Igor
6 месяцев 3 дней назад

А судьи кто ….? Какие писатели – такие у них и читатели.Какие ответчики – такие у них и советчики . Делай ,что должно и будь, что будет.

DYNAMIC_SKYWAYREDIRECT